11 ОКТ / 10.2019

К 100-летию со Дня рождения Михаила Павловича Быкова


«Таким он навсегда запомнился. Без легенд»

     Из автобиографии: «Родился 14 октября 1919 года в пос. Новая деревня, Сасовского района, Рязанской области в семье крестьянина. В 1940 году поступил на учёбу в Московский государственный юридический институт. Вскоре после начала Великой отечественной войны был мобилизован на строительство оборонительных сооружений в районе города Смоленска. В ноябре 1941 года вместе с институтом эвакуирован в гор. Алма-Ата. В 1944 году закончил институт с отличием. По окончании института был направлен в Высшую Дипломатическую школу, которую закончил с отличием в 1946 году. По окончании ВДШ работал в качестве атташе в Министерстве иностранных дел».

      И. Этерман, много лет проработавший с Михаилом Павловичем Быковым, вспоминал: «Второй диплом с отличием - редкий случай - безо всякой протекции сразу назначение в Соединенные Штаты. Война уже закончена, после голодной Москвы Нью-Йорк поражает богатством, но у молодого атташе голова не идет кругом. По роду своих обязанностей Михаил Павлович общается с иностранцами. Молодые дипломаты, работающие в ООН, наперебой приглашают остроумного русского сверстника на дружеские вечеринки. "Старшие товарищи" его предупреждают: никаких таких контактов. Он один раз все-таки осмелился ослушаться и пришел на квартиру американца. Никаких служебных разговоров, просто мило беседовали, пили пиво. Кара последовала немедленно: выговор по партийной линии, отзыв в Москву. А здесь ему объявили: ваша должность сокращается, к сожалению, ничего другого предложить вам не можем... Это случилось летом 1948 года - в самый разгар холодной войны. Тогда в каждом иностранце видели агента империализма».

         В феврале 1950 года, после недолгой работы в издательстве, Михаил Павлович поступает в Московскую областную коллегию адвокатов. Его направляю на работу в Ступинский филиал. С этого момента, по выражению Н. Борисова «он живёт жизнью коллегии, нет, точнее коллегия стала его жизнью». В 1951 году разные Михаил Павлович назначается заведующим Ступинской юридической консультацией, а в 1958 году – заведующим Подольской юридической консультации, избран в состав Президиума коллегии. В мае 1964 года Быкова избирают Председателем Президиума коллегии. Возглавлять Президиум коллегии Михаил Павлович будет в течение 23 лет. Современники характеризуют его как умного, толкового, справедливого, интеллигентного, «мягкого, но твёрдого» руководителя. М. Фомина вспоминала: «Михаил Павлович многих критиковал, объявлял серьезные взыскания. А на него не обижались!».

         Громких дел Михаилу Павловичу вести не пришлось. Однако, к любому делу Быков относился в высшей степени ответственно. Однажды президиум получает частное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского областного суда. В нём сообщалось, что адвокат Быков допустил грубое выражение в отношении судебно-прокурорских работников. Специальная комиссия Президиума расследовала обвинение и установила, что секретарь судебного заседания так записала в протокол слова адвоката: «свидетели подтасовывают материалы». Однако, на самом деле адвокат Быков говорил «свидетели подтаскивают материалы». Михаил Павлович долго вспоминал про тот казус и на этом примере учил молодых коллег продумывать каждую фразу, четко составлять документы.

        Наши коллеги, работавшие с Михаилом Павловичем, делятся своими воспоминаниями.


       Михаил Аронович Абрамович: «Летом 1979 года мой отец, адвокат Абрамович Арон Соломонович, представил меня председателю Президиума МОКА Быкову Михаилу Павловичу.  Сразу было понятно, что передо мной настоящий профессионал, интеллигент с большой буквы и глубоко порядочный человек. Его манера общения с друзьями, коллегами, техперсоналом была одинаково ровной, речь простой и ясной, но при этом он был абсолютно лишен даже намека на манерность и высокомерие, свойственные некоторым людям на командных постах. При полной атмосфере демократии и дружелюбия, царившей в коллегии, Михаил Павлович пользовался колоссальным авторитетом у мэтров адвокатуры, тем более у стажеров и молодых адвокатов.

Отчетный доклад председателя Президиума на общем собрании коллегии все слушали с громадным интересом, ожидая слов поощрения и опасаясь публичной критики, поскольку все без исключения искренне любили и уважали этого человека. 

        Однажды на заседании президиума, на котором я присутствовал, не помню в каком качестве, давал объяснения молодой адвокат, который имел задолженность по взносам в коллегию.  Адвокат долго жаловался на трудную жизнь и отсутствие платных дел.  Быков слушал молча, потом затянулся синим дымом папиросы «Беломорканал», поправил очки, и, стряхнув, пепел в большую круглую пепельницу, спросил: «Алексей, а ты на какой машине приехал? «Плимут», кажется?». Все засмеялись и все всё поняли». 


        Борис Аркадьевич Шамшурин: «Я учился на пятом курсе института, когда мы с моим товарищем решили пойти, узнать как стать адвокатом. Буквально «с улицы» я пришёл в коллегию, секретарь проводила меня в кабинет Председателя Президиума нашей коллегии. Человек, сидевший за столом, а это был Михаил Павлович Быков, покаказался мне мэтром. В своих ощущениях я не ошибся. Михаил Павлович спокойно выслушал меня, сказал, что не видит препятствий для моей работы адвокатом, записал мою фамилию в записную книжку. После защиты диплома, на распределении, мне сообщили, что меня берут в областную коллегию. Все были очень удивлены, считали, что у меня «лохматая лапа», ведь в те времена в адвокатуру попасть было практически невозможно.

        Михаила Павловича очень уважали адвокаты. Если «сверху» требовали взять кого-то в адвокатуру, отказать было практически невозможно. Тогда Михаил Павлович не участвовал в заседании Президиума. Президиум, без него, отказывал в приёме. Это позволяло ему несколько смягчить последующее непростое общение с партийными бонзами, сослаться на то, что отказ был коллективным решением.

        Михаил Павлович отличался какой-то особой, природной, интеллигентностью. Он умел слушать и слышать собеседника, любого, будь он хоть заведующим филиалом, хоть помощника адвоката. Всегда говорил спокойным, ровным голосом.

        Мне говорили, что у него была очень большая библиотека детективной литературы, которую он начал собирать, ещё работая в США.».


        Владимир Андреевич Аверин: «Во времена Быкова арест адвоката был чрезвычайным происшествием. У нас в коллегии был такой «жуликоватый» адвокат Бонько. Его арестовали вместе с одним адвокатом из Московской городской коллегии. Михаил Павлович получил строгий выговор по партийной линии. А в это же время министр юстиции, по приглашению американских адвокатов, собирал делегацию для поездки в США, в Нью-Йорк, с посещением десяти штатов, и приглашает туда Быкова. Одной из причин, по которой Сухарев – министр юстиции – пригласил Быкова в эту поездку, было то, что Михаил Павлович в совершенстве знал английский язык. Он учился на одном курсе с нашим тогдашним послом в США.

         В один из дней мне сообщили о вызове в Министерство юстиции. Приезжаю в министерство, секретарь приглашает к министру. Он беседовал со мной пару минут, внимательно осматривая, только и сказал: «Берёшь один тёмный костюм, один светлый, мы будем там примерно месяц, погода такая, как в Москве». Я спросил: «А как же Михаил Павлович Быков?» и выяснилось, что пока этот выговор не снят, ему запрещён выезд за границу».


         «Михаил Павлович было семьдесят лет, по тогдашним канонам возраст, когда надо уходить на пенсию. Поэтому он взял меня к себе замом. Мне предложили работать год под его руководством. Я год проработал с Быковым и Гофштейном и взмолился – не для меня эта должность, освободите. Михаил Павлович, будучи мудрым человеком, спокойно выслушал и, не освобождая от должности своего заместителя, по согласованию с горкомом партии, назначил меня руководителем Московской Центральной юридической консультации. После этого он шутил: «Надо написать в Книгу рекордов Гиннесса. В мире название твоей должности самое длинное по количеству букв – «Заместитель Председателя Президиума Московской областной коллегии адвокатов – Заведующий Московской Центральной юридической консультации Московской областной коллегии адвокатов».


         Игорь Прокофьевич Грицук: «В жизни каждого человека, может быть и нечасто, встречаются люди, которые, уходя от нас в мир иной, навсегда оставляют в нашей памяти непреходящий след своей человеческой неординарности и значительности. Таким человеком стал для меня Михаил Павлович Быков, многолетний Председатель Президиума нашей Коллегии, под руководством которого я, будучи членом Президиума, проработал без малого 10 лет.

           В работе и просто в общении с ним, все мы ощущали незаурядный ум этого человека. Я не раз был свидетелем, когда наши коллеги, в том числе и весьма маститые, не удерживались от публичного признания этого. Делалось это, что называется «за глаза» Михаила Павловича, что лишний раз подтверждает искренность таких оценок.

           Михаил Павлович был удивительно выдержанным человеком, умеющим возможно значительным волевым усилием, сохранять спокойствие в любой ситуации.

           Я ни разу, при рассмотрении Президиумом самых острых вопросов, не видел его «распалившимся», заражающим своей нервозностью остальных членов коллектива. Напротив, его спокойствие, умственная сосредоточенность при рассмотрении любых вопросов, передавалась всем остальным, приводя к принятию взвешенных, правильных решений.

           И еще, он никогда, никуда, ни с чем не спешил. Не спешил, потому что делал свою работу всегда вовремя, в установленный срок, и делал ее добротно, качественно.

           Признаюсь, тянуло меня закончить эти весьма краткие воспоминания о Михаиле Павловиче модным, расхожим в наше время определением – «человек – легенда». Делать этого не буду потому, что слово это уже никогда не отделается от второго своего значения – выдуманный, придуманный, нереальный.

           А Михаил Павлович был реально значительным, неординарным, а в чем то и выдающимся человеком, благодаря чему, много и успешно потрудившимся на благо нашей Московской областной коллегии.

           Таким он мне навсегда запомнится. Без всяких легенд».


Предыдущая запись Следующая запись